Интервью с Лехой Андреевым


Мы договорились встретиться с Мэри в баре "Саквояж для беременной шпионки". Я заранее затарился презервативами и сидел за стойкой, задумчиво теребя страничку меню “Алкогольные напитки”. Внезапно в бар со скоростью метеора ворвался дядька лет 30-ти, заказал стопку водки, неглядя смахнул ее, а затем протянул мне руку и торжественно представился:

- Леха!

- Весьма польщен! – буркнул я и отвернулся от новоприбывшего психа.

"Леха" обошел меня по периметру и улыбнулся:

- Ну че ты, а? Я – Мэри Шелли!


Спец: Как вообще возникла идея создания виртуальной сетевой личности? И почему именно Мэри Шелли?

Леха: Эта идея несколько меня опередила. Просто я раньше других заметил, что во время общения в Интернете люди создают свои собственные представления о других, которые не имеют ничего общего с действительностью. Общаешься с женщиной по Сети несколько месяцев, а потом встречаешься - и она она оказывается совершенно не такая, как я ее представлял, вообще не такая! Хотя и фотки видел, и все детали вроде знаешь... Ну вот, я и подумал, что надо бы этим процессом научится управлять. В то время я как раз вернулся из Америки, из Usenet’а, где все ругались матом, и застал зачаточный Рунет, в котором все сюсюкаются и дружат. К тому же тогда в Сеть приходили по большей части мужчины, девушек было очень мало. Поэтому естественно напрашивался образ этакой разбитной, но образованной девчонки без комплексов.

Спец: Какой сетевой скандал, устроенный Мэри, тебе больше всего запомнился?

Леха: Самый первый, во время расцвета культа обозревателей. 97-ой год - Паравозов, Носик и компания. Все прилично так, все друг на друга ссылочки ставят, сайты новые обозревают, короче идиллия. А тут заваливаюсь я и пишу "Обзор обозревателей" с точки зрения девочки, которая сидит на стене и кидает вниз бутылки. Была четко просчитана реакция - и все сработало. На следующий же день везде появились гневно-восхищенные отзывы, в результате Мэри за день стала более известной, чем я за два года в Сети. Даже писать статьи в бумажный журнал InterNet сначала предложили ей, а я уж потом примазался...

Спец: Есть такая известная хохма насчет того, что две трети девчонок в Сети – это толстые, волосатые программеры. Тебе, по ходу, удалось побывать в подобной роли. Может расскажешь о своих электронных похождениях?

Леха: Ну, как я уже говорил, люди в любом случае воспринимают тебя в Сети не так. Виртуальная личность лишь добавляет удовольствие от того, что ты кого-то накалываешь сознательно. Например, одно время я писал стихи от своего имени и от имени некого Виктора Степного. Так вот, всякие литературные чуваки отзывались обо мне так: “У тебя, конечно, хорошие стихи, но говно”. А Виктору Степному они в то же время пишут, что вот мол наконец появился достойный человек, где вы типа публиковались, давайте познакомимся. Или как-то раз, когда я работал у питерского писателя Житинского, он вдруг ко мне прибегает радостный и кричит “Про меня Мэри Шелли написала!”. И давай мне рассказывать, что он ей в ответ напишет, старый ловелас! Ну а я сижу и пытаюсь не заржать изо всех сил просто. Кстати, вот ты говоришь - "толстые волосатые программеры". Ерунда! Вот если бы Мэри Шелли была в натуре девушкой, ей бы знаешь как тяжело пришлось! Помнится, на награждении ТЕНЕТА-98, где Мэри Шелли заняла первое место в номинации "Виртуальная личность", мы подговорили одну знакомую выйти и от имени Мэри получить приз. Заодно и речь ей написали. Так потом к ней столько народу стало приставать! А все желтые издания типа "Время МН" и "Новый мир" сразу написали - мол, Мэри действительно оказалась клевой герлой с во-от такими большими... Короче, девушкой в наши дни быть очень опасно.

Спец: А какой-нибудь забойный случай из своего сетевого экспириенса, который народ может взять на вооружение?

Леха: Хы. Одно время группа поддержки Мэри Шелли устраивала съезды в забугорных гостевых. Представляешь, сайт какого-нибудь буржуя серьезного, он явой там занимается, все дела. А тут назначается время, в его гостевую заваливается толпа и начинает обсуждать какие-то свои проблемы на русском, для буржуя совершенно диком, языке. И потом так же неожиданно исчезает. У чувака культурный шок. Да много всего было... Вообще, меня раздражает, что в Интернете народ по большей части какой-то душный сейчас. У Сети столько возможностей, но люди ленятся их использовать...

Спец: Нет ли у тебя ностальгии по старому-доброму тусовочному Рунету середины 90-х? Когда центром Вселенной были Темы Лебедевы, Иваны Поровозовы и Кати Деткины, а не медиа-корпорации. Ведь именно в то время появление Мэри Шелли стало сенсацией.

Леха: Ностальгия есть конечно, но по-моему это какая-то неправильная ностальгия. Мне как раз очень интересно, что будет дальше. Появится ли какая-нибудь молодая шпана вроде тебя, которая сотрет нас, "старичков" с лица Земли. Когда мы приходили в Интернет, там было пусто и легко. Хоть что поставь – будет прикольно, о тебе все напишут. А сейчас уже все застолблено: повсюду порталы. Да и те люди, кто 5 лет назад делал Рунет с интересом, с творческой энергией, – сейчас все эти люди как раз тормозят его развитие. Они уже постарели-потолстели, стали консерваторами, хотят сидеть дома, стричь бабки и купить себе домик в деревне, где можно спокойно умереть. И с этим сталкивается молодой народ, который заползает в Сеть. Ему волей-неволей придется многое ломать... Кстати, в России существует такая константа: число журналов про Интернет, которые отражают дух времени. Эта константа - единица. Раньше это был "InterNet", теперь это "Хакер". Оно и понятно – молодая шпана приходит, смена поколений.

Спец: Как много времени ты проводишь в Интернете?

Леха: Около 9-ти часов в день. Ну не то чтобы я постоянно в браузере, а так - новости почитал, новости пописал, почту чекнул.

Спец: А вообще, чем для тебя прежде всего является Сеть: удобным инструментом, развлекаловкой или средой обитания?

Леха: Средой обитания точно не является – я люблю реальные жизненные проявления... (Здесь Леха опрокинул в себя еще стопарик и проводил взглядом официантку с пирсингом в голом пупке). И превращать Сеть в бизнес я тоже не люблю. Это вроде как взять инструмент, которым ты можешь сделать все что захочешь, и сказать: “Ну нафиг, я им просто буду гвозди забивать, мне вообще-то кушать надо”. А насчет развлекаловки… ну да, получается, что мое отношение к Сети ближе к развлекаловке. Хотя это неправильный термин, скорее "игровая площадка". В плане того, что в Интернете ты можешь какие-то модели обыграть без особого риска, самообучаясь на ходу. Потом их, конечно, можно превратить в бизнес, но параллельно продолжать играть еще во что-то, экспериментировать...

Спец: В твоих романах часто упоминается такая фишка как “цифровая кислота”. Ты действительно считаешь возможным создание компьютерных наркотиков в обозримом будущем?

Леха: Хех. Вообще-то в "Паутине" много реальных фактов на эту тему - например, что ученые сравнивали картинки клеточных автоматов с кислотными глюками. Я про это знаю, потому что у меня тема диссертации была - "Распознавание образов на клеточных автоматах". И после долгого просмотра этих картинок на мониторе подобные же кислотные темы натурально начинают крутиться у тебя в голове – отсюда и идея "цифровой кислоты". На самом же деле, я весьма скептически отношусь ко всяким вирусам-убийцам и прочим подобным байкам.

Спец: Каким ты видишь Интернет не через милые сердцу фантаста века и десятилетия, а скажем через пять-шесть лет?

Леха: Глобальный переход на мобильность. И с этим - большое количество вирусов и мусора, который будет сложнее контролировать. Сейчас-то с проводами все ясно: провайдер есть, все дела. А когда ты идешь по улице, и у тебя случайно оказался открытым инфракрасный порт, причем вокруг идет сплошной невидимый обстрел… хы-хы… Такая схема очень быстро приведет к своего рода "схлопыванию" Сети. Сейчас Сеть очень активная, очень "горячая": ты можешь попасть на сайт, которого никогда не видел и увлечься чем-то, чем никогда не увлекался. Ты можешь сам пойти куда захочешь. А через несколько лет ты будешь ставить фильтры не только на спаммеров, а вообще на всех, кроме нескольких друзей и двух-трех рассылок. Сайты превратятся в персональные сервисы - не ты на них будешь ходить, а они на тебя. Тебя будут вылавливать, собирать о тебе информацию, чтобы потом на основе твоих пристрастий всучить тебе какие-нибудь памперсы и шоколадки.

Спец: Назови три самых посещаемых тобой сайта. Кроме pornoz.com и гестбуки на своем хомяке разумеется =).

Леха: Гы-гы. У меня на десктопе висит страничка, на которой перечислены около двух десятков новостных сайтов, которые я ежедневно сканирую. Ну там DrudgeReport, The Register, New Scientist, Nature, Wired, Ananova, BBС…

Спец: Как по-твоему, на какой стадии развития находится отечественное сетевое сообщество по сравнению с теми же США?

Леха: На стадии пародии. Причем не самой успешной. Надо понимать, что даже если ты отсталая страна и копируешь чужое, следует хотя бы выбирать, что копировать. Самый простой пример – шоу "За стеклом". Фишка в том, что шум вокруг него совершенно несерьезный, держится на мелкой этической нестыковке, а не на каком-то серьезном феномене. Для США прикол таких шоу весьма понятен. Там очень развит индивидуализм, буквально до больной степени, когда каждый имеет пять комнат и десять замков. Поэтому для них подглядывать за соседом - прикольно. А у нас, где каждый второй вырос в общаге, никого этим не удивишь. Тоже самое с Интернетом. Сколько уже твердят о е-коммерции? Фигня все! У наших людей нет ни кредитных карточек, ни счетов с чековыми книжками. Народ привык к налику, и как ему этот налик донести до Интернета – совершенно непонятно. Даже в Штатах в прошлом году NASDAQ начал сыпаться, оправдывая железный прогноз: 70% дот.комов обанкротится в течении года. А у нас в то же время - эйфория: все строят какие-то гиперпорталы и электроные магазины, как будто ничего не происходит. Но вскоре наша нац.особенность наконец возьмет свое. На Западе еще будут пытаться выжать из Сети бабки, а у нас Интернет уже вернется к старой и доброй модели "просто большой тусовки". И это хорошо! Потому что купить презервативы можно и в оффлайне. А вот познакомиться с крутыми перцами вроде меня - это почти невозможно без Интернета.

Диагноз: Мэри… то есть Леха – соверешенно чумовой дядька с ярко выраженным маниакальным синдромом. Он не замолкал ни на минуту, периодически бегал по бару, размахивая руками и что-то втирая официанткам про нейронные сети, а когда у меня в диктофоне закончилась пленка, он начал писать ответы на салфетках. И еще сказал, что знает, где упадет следующий самолет.

Даниил Шеповалов,
Величайший Гуманист Всех Времен и Народов


Донат Дане за счастливое детство и на богоугодные проекты
можно кидать на биткоин-кошелек: 1JfNLgWuBS7J9G5HktU9vcdDDbjkxaXWgf

© 2001 - 2017 Danya.ru | Подписаться на рассылку