Записки шизофреника


- Откуда вы знаете, что я не в своем уме? - спросила Алиса.
- Конечно, не в своем, - ответил Кот. - Иначе как бы ты здесь оказалась?
Льюис Кэрролл "Приключения Алисы в Стране Чудес"

Я - метаэквивалайтерное состояние сознания и прорыв в осуществлении трансцендентных актов насилия над объективной реальностью. Данный документ не обладает никакой смысловой ценностью, поскольку он - всего лишь квазипотенциальная нелинейность больного сознания, спроецированная на бумагу в клеточках черной ручкой, которая не ручка на самом деле, а кусок протоплазмы в сознании этого потолка.
Хотя таких пространств мы, пожалуй, еще не видели. Тоесть видели, конечно, но это не мы были. Правда, на самом деле, никаких пространств и нет, а есть лишь фиолетовые штампы в философском восприятии трансцендентальной реальности. Мне неудобно перед вами даже за то, что я вообще такое думаю.
Я - это два абзаца назад или уже компьютерная матрица на уровне Джордано Бруно? Все настолько непонятно, что я отказываюсь куда-либо идти. И оставаться на месте я не буду. И вообще я не буду. Мне не нравятся подобные аспекты меня, связанные с эволюцией органических соединений и сознанием Будды, который на самом деле я, или не я, что не имеет абсолютно никакого значения.
Я и без музыки потерянное в смыслах, а с музыкой я - не я, а трансэквивалентное одеяло, спроецированное на стену и перетекающее в непрерывные пытки сознания гуманоидов. Я - ты? Или я - я? Или я - они, те кому я пишу? Или я - гремящие всеми смыслами неадекватные переживания себя в веках? Похоже я слишком вытекаю смыслом в бумагу. Правда, на самом деле, я этим смыслом и являюсь, но это уже неважно с точки зрения заблудившихся в собственных тенях мыслей.
Я сейчас - это я какой? По-моему никакой, но кто я, чтобы говорить себе об этом? Ты, кстати, не знаешь, кто я такой? Ах, ну да, ты же и есть я. Это ты подумал или я решил? И кто из нас стал все это знать? Да, трудно решить, кто в данный момент все это думает. Ты думаешь - что я, я думаю - что ты, а на самом деле - солнечный свет вприпрыжку с самим собой и лазерным принтером.
Попытки найти смысл в бессмысленном вытекают из того факта, что все изначально полно этого смысла, а вовсе не из того, что Иисус Христос - это ковер-самолет, независимо от ассоциативной связи понятия факса с нашим временем штормов сознания.
Вот интересно: прошлые смыслы - это все еще прошлые смыслы или уже я в своем великолепии и у-гви-лаптерности. Во всяком случае, мне очень странно чувствовать на небе вкус собственного мозгового рече-смысла. Хотя это опять же неважно в свете меня другого.
Все отсутственно-понятийно-блистательно-событийно-улыбательно. А я навсегда, пожалуй, уйду в саунд-трек собственной вселенной, заключенной в сознании бытия неизвестного пространства и, скорее вcего, точно такого же саунд трека. Бесконечная вложенность и фрактальность пространств и сознаний друг в друге и в основополагающем базисе бытия, является следствием беспричинности коврика для мыши.
Я ставлю точку на бумаге, и для меня это имеет такое же вселенское значение, как и термоядерный синтез в недрах седьмого галактического солнца слева от моей собственной мысли. С другой стороны, я в полной мере осознаю абсурдность своих неадекватных попыток записать что-то, что совершенно неважно в реалиях персонального сумасшествия, обусловленного формой тетради, застывшей в атмосфере нашей потенциально мертвой планеты. Солнце когда-нибудь погаснет, и об этом нельзя забывать.
Исходя из этой двойственности солнечного света, надо по-прежнему пытаться быть чем-то в воображаемом пространстве своего воображения и глотке слюны. Это, конечно, если смысл, просвечивающий сквозь свои останки, еще не полностью исчез на руинах этой тетради и в воспоминаниях современников.
Но в целом, очень трудно избавиться от ленты Мебиуса, по которой бродит мое эквивалайтерное я, опасающееся воплей пришельцев из внутричелюстных галактик самоощущения.
Хотя, на самом деле, реальность не так уж и ужасна. Потому что это не реальность, а то, что я забыл выключить телевизор. Два листа первосортнейшего бреда, исписанные вдоль, поперек и по-диагонали. Как это трилинейно в безысходности меня и прорыве чуждого сознания.
А персиковый нектар надо запретить! Да, именно запретить, а не выставлять напоказ самоходным установкам во главе с Джорджем Вашингтоном. Потому что ничего нельзя считать ничем, кроме ничего. Но это только с цветной точки зрения транс-звкового восприятия ничего и, опять же, в базисе пустотной реальности меня, которого нейтрино пролетает не задумываясь. Кстати, это оно зря. Я бы сильно задумался, если бы вдруг стал сам себя пролетать зачем-то.
Пожалуй, многое из того, что я написал - не оно, а восклицательный знак в краснознаменной песне трактора, устремленного в необъятный космос. Которого нет, не забудьте, которого нет. Потому что должно же чего то не быть, если все слишком уж есть.
Это все не я писал, потому что я - галлюцинация себя же. Мне себя слишком много, мне себя, пожалуй, хватит. Я живу в чужом сознании, это и есть и причина и следствие и синий экран с сообщением о конце света и надписью "ОК" на языке передачи мыслеобразов, которым я, по всей видимости, пишу.
Интересно все-таки очень, в каких смыслах меня смеются эти девушки. И в каком смысле меня вообще что-то есть. Если все есть, как здорово я сейчас сам себе подумал, тогда почему же ничего нет? Это точно я подумал? Или приблизительно? Последствия состояний сознания вызывают состояния сознания, а те, в свою очередь, не обойдутся без своих последствий. Самое интересное, что я никогда не умру. Почему? Да потому что сейчас всего лишь 10 минут седьмого, а не Судный День.

Даниил Шеповалов,
Величайший Гуманист Всех Времен и Народов


Донат Дане за счастливое детство и новые богоугодные проекты
можно с почтением отправлять на биткоин-кошелек: 16Zn2NZKE2NbAUoD7QUy4hbxP522Z3JzJp

© 2001 - 2017 Danya.ru | Подписаться на рассылку